Вверх

В России со времен Ордынского нашествия армия победителей после подписания мирных соглашений вынуждала побежденных к аманатской присяге. Само же слово «аманат» в переводе с тюркского означает «поручитель», «залог».

Институт аманатства широко бытовал в период обмена послов как посольский обычай. Так, на южной границе Руси, например, в одно и то же время русский посол отправлялся в Ногайскую орду, а ногайский посол – в Московскую Русь, как залог верности данным обязательствам. Аманат являлся не столько заложником, ожидающим выкупа, сколько был личной гарантией выполнения данных обязательств или достигнутых соглашений. В качестве такой гарантии он находился на попечении стороны, ее получающей. Следует отметить, что практика брать заложника из знати при решении военно-политических вопросов существовала еще в Древней Греции, Египте, Персии, Римской империи, где для соблюдения достигнутых договоренностей использовали поручителей из знати покоренных народов. Такая практика использовалась и в период присоединения к России Северного Кавказа.

Применение института аманатства в ходе Кавказской войны служило гарантом обеспечения стабильной обстановки на присоединенных территориях.

Набиравшая силу Российская Империя шаг за шагом расширяла свое влияние на южных рубежах. С середины ХVI в. политика России на Северном Кавказе была направлена на постепенное укрепление здесь своих позиций, на подчинение региона. В XVII–XIX веках здесь столкнулись глобальные интересы ряда государств: Османской империи, Крымского ханства, России и Ирана, Франции и Англии. В ХVIII в. по мере усиления России и ослабления ее соперников на Кавказе российские власти стали требовать от горцев при подписании каждой присяги верности выдачи аманатов из наиболее уважаемых и знатных горских семейств. Аманатов вынуждены были давать практически все горские народы, принимавшие российское подданство.

Начиная со времен генерала Ермолова, институт аманатства на Кавказе был распространен очень широко. Кроме политических гарантий, при помощи аманатов царские власти решали и другой вопрос – формирование у местного населения лояльности к российскому правительству.

Практика аманатства была по сути жесткой, однако аманаты получали прогрессивное европейское образование в Ставрополе, Владикавказе, Нальчике или Эстонии, тем самым оказываясь в элитарных слоях российского и горского обществ. Овладев русским языком, они становились переводчиками, чиновниками царской администрации. Некоторая часть выпускников этих школ продолжала образование в частных пансионатах, гимназиях, кадетских корпусах, проходила службу в Императорском конвое, в войсковых частях России, дислоцировавшихся на Северном Кавказе.

Более того, многие горские аманаты пребывали в России так долго, что потом добровольно навсегда оставались там. Например, кабардинский аманат Сабазгирей Куденетов. Находившийся в аманатах в Кизляре на протяжении 20 лет, он заявил, что «в отечество свое ехать не хочет, а желает остаться в вечном е. и. в. подданстве».

Известные аманаты

Самым знаменитым аманатом в истории Кавказа был сын имама Шамиля Джамалуддин. Мальчиком он был выдан России своим отцом и отправлен в Петербург, где стал и воспитанником императора, и заложником политической ситуации, в которую оказался вовлеченным Шамиль.

сын имама Шамиля Джамалуддин

Джамалуддин был принят царем Николаем I и определен в Александровский малолетний кадетский корпус. Затем был переведен в одно из старейших учебных заведений в России, учрежденное еще в царствование императрицы Анны Иоановны, – первый кадетский корпус. Там он изучал русский, немецкий, французский языки, грамматику, риторику, математику, историю, географию, юриспруденцию и специальные предметы – артиллерийское дело, фортификацию, фехтование.

Джамалуддин быстро усвоил русский язык и впоследствии хорошо им владел. От него не требовали перемены религии, считая, что религия дело совести каждого человека, а потому царь предоставил время решить: примет ли он христианство или останется мусульманином.

При этом ему было разрешено носить кавказский костюм.

Джамалуддину разрешили писать письма и своему отцу. После учебы Джамалуддин был произведен в корнеты с прикомандированием к Уланскому Его Императорского Высочества Великого князя Михаила Павловича полку. Полк располагался к этому времени в городе Торжке Тверской губернии. Там юный горец познакомился с Елизаветой Петровной Олениной, внучкой Алексея Николаевича Оленина, президента Академии художеств. Молодые люди понравились друг другу. Личная жизнь Джамалуддина складывалась благополучно. Удачно продвигалась и его военная карьера. В 1852 г. он был произведен в поручики. Однако вскоре его жизнь опять изменилась коренным образом.

Джамалуддина вернули в семью отца – в 1855 г.Вблизи укрепления Куринского, в долине реки Мичик, состоялся обмен, в ходе которого Шамилю были выданы его сын, 16 пленных горцев, находившихся в то время в Кумыкском владении, и 40 тысяч рублей серебром. Взамен Шамиль освободил взятых им в плен членов семейств Чавчавадзе и Орбелиани и 16 пленных грузин.

Вернувшись домой, Джамалуддин пытался убедить отца, что борьба неравна, но все его доводы не доходили до Шамиля и его окружения. Джамаллудин был психологически надломлен, и между ним и отцом уже никогда не было настоящего понимания. Отец женил его на дочери чеченского наиба Талгика, молодые поселились в высокогорном ауле Анди, затем в Карата, где воздух считался целебным для здоровья. А здоровье Джамалуддина ухудшалось, обострилась чахотка. Однако ни высокогорный воздух, ни тайно привезенный русский лекарь не помогли – старший сын Шамиля в возрасте 31 года умер.

Другим известным аманатом стал Муса Кундухов, пятый сын осетинского алдара Алхаста. В 12 лет он был взят аманатом в Петербург, где окончил Павловское военное училище. Сопровождал Николая I в поездке по Кавказу в 1837 году. В 1848 году майору Кундухову было поручено сформировать из горцев две сотни для усиления Кавказского конно-горского дивизиона, дислоцированного в Варшаве. Был назначен командиром усиленного Кавказского конно-горского дивизиона, участвовал в Крымской войне. К концу 1850-х годов являлся начальником Военно-Осетинского, а затем и Чеченского округа Терской области. В 1860 году произведен в генерал-майоры. 26 ноября того же года за 25-летнюю службу в офицерских чинах удостоен ордена Святого Георгия IV класса. Позже принял турецкое подданство. Получил титул паши, должность дивизионного генерала.

Асланбек Туганов

Асланбек Туганов был первым осетинским генералом. Он командовал собственным Его Императорского Величества Конвоем. Четырех лет отроду, он был выдан правительству в аманаты. В формировании его личности немаловажную роль сыграло то обстоятельство, что многие годы он воспитывался в семье русского полковника. В девятнадцатилетнем возрасте Туганов начал свою военную службу рядовым. А потом, благодаря успехам в учебе, достиг высших военных должностей – стал генерал-майором.

Нередки были и случаи, когда российские генералы брали на воспитание детей, уцелевших в ходе уничтожения чеченских поселений. Так, чеченский мальчик из сожженного царскими войсками села Дады-Юрт, воспитанный в семье брата Ермолова, стал выдающимся российским портретистом Петром Захаровым.

генерал Александр Чеченский

Другой чеченец, взятый в плен в пятилетнем возрасте и воспитывавшийся генералом Раевским, остался в истории как генерал Александр Чеченский. Он – участник Бородинского сражения, герой Отечественной войны 1812 года, командир элитных полков российской армии.

Асланмурза Есиев

Герой русско-турецкой войны подполковник Асланмурза Есиев, служивший в Дунайской армии при генерале Скобелеве, тоже был в свое время аманатом. В девятилетнем возрасте мальчик был увезен в Петербург. Юность и молодость его прошли вдали от родины. Окончив второй кадетский корпус, он начал свой длинный путь по служебной лестнице. Список имен можно продолжать. Несомненно, что аманатство использовалось как инструмент государственной политики по подбору, воспитанию, европейскому обучению горцев, которые затем не по принуждению,а по убеждению успешно проводили государственную политику. Институт аманатства в Российской Империи являлся одним из ключевых в формировании местной пророссийски настроенной элиты. С завершением Кавказской войны необходимость института аманатства на Кавказе отпала.


Материал подготовила: Гульнара Гаджиева

Мудрость дня

Умный человек...

30.09.2019 • Мудрые мысли

Умный человек скучает там, где большая часть людей находит удовольствие. Ф.Шиллер ... Читать далее

Мы ♥ Ислам