Вверх

С раннего детства житель Дагестана окружен орнаментальным узорочьем. Оно и на колыбели, яркой, нарядной, и почти на всех вещах, которыми пользуется семья, - деревянных мисках, ложках, солонках, мерках для муки, сделанных с большой любовью. Огромные блюда для хинкала с тремя концентрическими кругами - углублениями и те нередко покрыты узором. В малое центральное отделение нальет хозяйка чесночный соус, в средний круг положит сваренные ромбики из кукурузного теста, а в нижний - клубящуюся паром баранину. Покончат с едой, и на дне покажется узор.

Если вы попросите семилетнего горского мальчика нарисовать дом, он его нарисует также, как и любой другой семилетний ребенок. Но если же вы его попросите положить орнамент на блюдо или кувшин, то его работа может поспорить с рисунком профессионального художника-декоратора. Почему? Просто потому, что учили его этому искусству тысячу и семь лет! Потому, что в нем живет поэт, композитор, художник.

Расул Гамзатов, 1971 г.

В старину уютно располагались на коврах, на полу.. Приходит гость, подают небольшое угощение и перед ним ставят круглый или четырехуголный столик на низеньких ножках. Часть столика, там где ножки, покрыта узороми расписана. Он то утоплен в фон, то выступает плоским рельефом. Обычно такой столик прислонен к стене, и все могут любоваться его красотой. Всюду узор: на ступке для чеснока, на бархатном футляре для очков, на длинных подушках, которые удобно положить под бок.  Красота орнамента, его то быстрая, бегущая вязь, то плавно-напевная, сопровождала и, думаю, будет сопровождать быт дагестанца всю жизнь. Больно бывает смотреть, когда рядом с чисто народной вещью вдруг окажется холодная и грубая пластмассовая посуда.

В Дагестане еще носят национальную одежду. Зимой это шубы с рукавами почти до земли ( в них не просовывают руки) или с огромными длинношерстными воротниками-пелеринами. В отличие от других народов Северного Кавказа, дагестанки носят зимнюю одежду, которая мало отличается от мужской, если не считать папахи - чисто мужского головного убора, который у разных народов несколько отличается по форме. Высоко ценится андийская бурка, особенно белая, отвороты которой покрыты узором из цветной кожи. До сих пор пожилые люди предпочитают носить узкие в талии бешметы, женщины - туникообразные платья, старушки-аварки - длинные, до щиколоток штаны. И темный костюм женщин прекрасно сочетается с местным суровым пейзажем. Варианты одежды много. Художник Н. А. Лаков, изучавший местный костюм, замечает, что в зависимости от того, как носит женщина свое платье ("распояской", с широкими рукавами, с каким поясом - матерчатым или из серебра), существенно меняется его вид. Волосы женщины покрывают своеобразным "мешком" - чухтой. Ее украшают височными кольцами, и в зависимости от их формы можно сказать, кто эта женщина - богулалка, арчинка или каратинка. Особенно оригинален был наряд андиек. Вот с каким восторгом описал путешественник К. Н. Россиков (1884) девушку селения Анди: "Ее красоте как нельзя более соответствовал щегольский костюм, в котором главное внимание обращал на себя тщательно отделанный головной убор...называемый по-аварски "чохто". Это длинное ниспадающее до земли, узкое, вершков 6-8, полотнище из красной цветной материи; верхний конец его.ю сложенный серпообразно и подбитый изнутри ватой, надевается на темя. Поверх синей рубашки "горде" был надет на ней дорогой шелковый бешмет "чужгат", ловко обхватывающий стан, перетянутый в талии серебряным, вызолоченным поясом, с длинными вырезными рукавами. Из-под бешмета виднелись шелковые голубые шаровары "тажу, опущенные в желтые чевяки "мариял", поверх которых надеты были сафьяновыесапожки "хитал". И сейчас молоденькие девушки с большой охотой поистине грациозно носят национальную одежду по праздникам или приезжая из города в горное село.

Украшения из серебра оченьидут к смуглым и усалым лицам пожилых горянок и подчеркивают красоту молодых девушек. Височные кольца, серьги, перстни, браслеты и шейные гривны, поясные пряжки, нагрудные бляхи - таков неполный перечень украшений. Они переходят от матери к дочери, из поколения в поколение.

Скромным узором покрыты мужские ременные украшения, газыри (Украшения в виде патронов из серебра, дерева, кости. В старину в газырях хранили заряд на один выстрел.) черкесок, кинжалы и шашки - реликвии старины.

Умелый мастер, как и певец, и сказитель, всегда пользовался уважением. Рукоделием также восторженно любовались, как и заслушивались песней. "Отдай бурку певцу, думай словами песни - станет жарко". Здесь нет преувеличения, искусство всегда согревало народ.

В каждом селе жили свои умельцы. В основном занимаясь сельским хозяйством, они от случая к случаю изготовляли деревянные солонки, поставцы, ложки, столики и трехногие табуретки. Женщины ткали паласы, ковры, циновки и войлоки - все то, что лежит на полу и висит на стене. Особенно оригинальны намазлыки - небольшие коврики для молитвы. Считалось, что их краями ограничено чистое пространство, и, стоя на таком ковре, молящийся уже отделен от окружающей "скверны". В музеях Махачкалы имеются прекрасные коллекции намазлыков XIX века, сделанные аварками. Коврики украшены петроглифическими узорами, языческий характер декора выступает очень явно, а ритмика рисунка, цветовая гамма, в которой выполнены эти аппликации (оранжево-красные, серо-зеленые, черно-коричневые), делают их исключительно оригинальными произведениями искусства.

Все народы Дагестана выделывают свои ковровые изделия, но самые прославленные - это ковры Южного Дагестана. Здесь изготовляются безворсовые и ворсовые ковры. Это паласы с геометрическим узором внутри полос и обрамляющей рамой, сумахи, которыми покрывают пол (у них мягкое сочетание красок при строго повторяющемся узоре). Но на рынок более всего производятся ворсовые ковры, которые можно думать, уже в XVII - XVIII вв. получили специальные названия по местам их изготовления и в зависимости от колорита, композиции и декоративных особенностей ("ахты", "рутул", "микрах", "халаг", "харасан" и другие). Повторяемость красочных пятен и ритмика узоров, отвечая законам симметрии, строго ограничены рамочным обрамлением. В элементах орнамента можно заметить животные мотивы (хищные птицы, голуби, уточки, бычьи головы, рога разных форм), листья, цветы, завитки, "солнца" и прочее. Изделия некоторых местных мастериц (Х. Ю. Султановой, М. О. Сейфуллаевой, А. С. Пирмагомедовой, Ш. Г. Ализаевой и других) получили мировое признание.

К сожалению, многие ремесленные центры уже исчезли. Нет производства бус, газырей, мундштуков из гагата (гишера) - разновидности каменного угля, которое процветало в селениях Куяда, Вачи.

Селение Кумух всегда славилось хорошими мастерами. Лудильщики, паящильки, медники ("калайчи") бродили по всему Дагестану и за его пределами, работали на совесть. Онм снабжали почти весь Дагестан медными водоносными кувшинами, казанами (котлами) и маленькими кумганами. Их изделия богато покрыты чеканным орнаментом и гравировкой. Идет поутру женщина за водой, у нее на спине красуется узкогорлый кувшин с небольшим круглым корпусом и изящным коническим поддоном.

Через ручку продета оранжевая или полосатая ковровая лента. Кувшин удобно держать, сам красив и хозяйку красит. Очень ценились и ценятся казикумухские и гоцатлинские кувшины. 

Но Кумух был известен и как ювелирный центр. Местные мастера с 70-80-х годов XIX века стали даже заниматься отходничеством. Они работали далеко за пределами родного аула. Их можно было видеть в Петербурге, Тифлисе, Поти, Кутаиси, Баку, Владикавказе, во многих курортных городах Кавказа и за границей (Стамбул, Аддис-Абеба, Багдад). Многие мастера экспонировали свои изделия на выставках в Тифлисе (1889 г.), Париже (1900 г.), Петербурге (1903 г.). Успех мастеров из Кумуха отчасти объясняется умением быстро откликаться на запросы времени, учитывать и местные вкусы и веяния моды. Ведь они делали все, начиная от женских украшений и оружия и кончая косметическими аксессуарами (пудреницы, флакончики и т. д.).

В Дагестане широко пользуются керамической посудой, и исстари возникли керамические центры в разных аулах: лакском Балхар, даргинском Сулев-Кент, лезгинских Кара, Испик, Джули, кумыкском Эрпели и в аварском Чиркей. Более всего известна балхарская керамика.

Балхар - обычное горное село: запутанные улицы, арочные переходы, по стенам заборов нацеплен кизяк для просушки, и не так уж много построек городского типа. Работами по выделке керамики здесь издавна занимались женщины, а мужчины заготовляли хворост для обжига и торговали готовой посудой. Прикосновение к гончарной глине до революции считалось для мужчиныбольшим позором. Исключение состаляет лишь аул Сулев-Кент, где за гончарный круг садились только мужчины. Однако, по легендам, впервые за глину в Балхаре взялся пастух Калкучи, а затемлепке научил свою жену и самуже гончарством не занимался.

Исторически сложилось так, что керамическое производство у всех народов мира - обычное занятие женщин, даже отпечатки пальцев на древних черепках принадлежат женщинам. Балхарки редко выезжали из своего аула. Здесь же выдавали их замуж. Видимо, поэтому и сохранились здесь древние декоративные традиции в украшении посуды - ее декор напоминает росписи эпохи бронзы. 

Женщины-балхарки формуют свое изделие на гончарном круге - жюлла (круглая доска, вращающаяся на стержне). Поверхность круга посыпается золой, затем на него накладывается лепешка глины - днище сосуда, и в момент вращения наращиваются боковые стенки. После просушки сосуд раскрашивали. В старину обжиг производился в купольных печах - чара. На печи укрепляли конские черепа, которые должны были охранять посуду от порчи. Имелись приметы: если дым из печи устремится вверх, Аллагьу угодно дать хорошую посуду, если дым стелется по земле - пропал весь труд. Балхарская посуда (водолеи, маслобойни, тарелки, чаши для мытья ног в виде глубокой миски с выступающей дугой - подставкой под ноги) находит близкие формы в средневековой керамике. В ней нет лишних деталей, если это не шуточный сосуд для напитков: не сумеешь правильно приложиться к нему - обольешься.

Красками для росписи служит белая и красная глины. Основные линии рисунка балхарки наносят красной краской, ею же членят поверхность на ритмические части. Белой глиной выполняется задуманный узор. Мелкая посуда расписывается только белой краской в виде косой решетки, волнистых линий. Крупные сосуды покрываются сложным узором "чучаби", что означает "орнамент, рисунок". Отдельны части "чучаби" повторяются, но не точное их воспроизведение, а живое, умелое варьирование. Оно не меняет ритма росписи, сохраняет впечатление ее симметричности. Основной мотив "чучаби" заключен в раму из полос и змеек. Возле ручек узор завершается сочными спиралями и "запятыми", нижняя часть горшка украшается линейными поясками. Они подчеркивают выпуклость сосуда. Отдельные элементы декора носят названия "куропатка", "шея", "кукла", "зубы", "глаза" и др. Как дополнение к росписи служат налепные детали ввиде кружочков, конусов, спиралей - детали, встречаемые на дагестанской керамике еще в эпоху бронзы. В древности, несомненно, роспись имела смысловое значение, сейчас оно потеряно. Можно думать, что элементы ее служили благопожеланиями.

В 1936 году в Балхаре начала работать специальная артель, и вскоре среди женщин появились большие мастера росписи по глине. Первой из них была Патимат Амирханова. Ее узоры (они известны и в акварельных зарисовках) полны движения, орнамент состоит из сочетания углов и ромбов или спиральных завитков. Несколько позже стали известны имена Хадижат Мамаевой, Асият Сулеймановой и других. Отголоски каких-то древних представлений сохраняют "чучаби" А. Сулеймановой - возле дерева в геральдическом спокойствии стоят человеческие фигуры. Случайно ли это?

Мудрость дня

Зат Рана. 70 мудрых мыслей о нашей жизни

04.12.2018 • Мудрые мысли

Каждый год я ощущаю восторг от того, как много всего изменил, сколько всего нового выучил и как мало я в то же время знаю. Это помогает мне подвергнуть сомнению то, что раньше я считал неопровержимым. И это повод поразмышлять над тем, как я стал лучше и что этому поспособствовало. Я уверен, что ч ... Читать далее

Мы ♥ Ислам