Вверх

Если даже на дворе черно, встречу сам, подай лишь только знак.
Вот мой хлеб, вот розы, вот вино.
Все, чем я богат, – твое, кунак.

Расул Гамзатов

Гостеприимство и куначество – древнейшие обычаи, сохранившиеся на Кавказе до наших дней. Время возникновения обычая куначества относят к седой старине, но точный период пока не установлен. Одним из самых ранних исторических свидетельств о существовании на Кавказе кунаков может служить свидетельство генуэзца Джорджио Интериано, который в конце XV века много лет прожил на Кавказе и по возвращению домой в 1502 году издал книгу, в которой описал этот обычай.

«Кунак» в переводе с тюркского означает «гость». Двое мужчин, принадлежавших к разным родам, племенам или народностям, вступали в тесные дружеские отношения и оказывали друг другу помощь и защиту – становились кунаками. Кунак воспринимался как друг семьи, почти родственник.

Если обычный гость оказывался под покровительством хозяина лишь на тот период, пока он находился в его доме, то кунаки были связаны между собой постоянными и нерушимыми узами дружбы, которой они должны были быть верны при любых обстоятельствах. Обычай гостеприимства обязывал хозяина обеспечивать защиту гостя лишь в пределах собственных владений, а кунак отвечал за безопасность кунака где бы он ни был, более того – обязывал даже мстить за обиду или смерть кунака.

В Дагестане, как и в других районах Северного Кавказа, было распространено наследственное куначество, когда тесные дружеские отношения поддерживались семьями на протяжении нескольких поколений.

Семья, имевшая много кунаков, пользовалась уважением в селе, поэтому каждый по возможности старался иметь своего кунака.

Лев Толстой в своем дневнике указывал, чтобы стать кунаком, то есть другом, по обычаю нужно обменяться подарками и затем принять пищу в доме кунака. Указывая на дружеские отношения между казаками и горцами, он писал: «Живя между чеченцами, казаки породнились с ними и усвоили себе обычай, образ жизни, нравы горцев».

Горцы, казаки, грузины и армяне

Ни этнические, ни религиозные различия не препятствовали установлению куначеских отношений. Напротив, это в каком-то смысле даже способствовало их возникновению, поскольку, только став кунаком, человек иной веры или иной этнической принадлежности мог с уверенностью рассчитывать на безопасность своего путешествия и успех своей деятельности.

Казаки и горцы, поддерживавшие куначеские отношения, были взаимно связаны долгом гостеприимства, и в каждой станице можно было встретить казачьи семьи, которые заводили себе кунаков в горских аулах. Куначеские связи между казаками и горцами не прерывались даже в период Кавказской войны. Каждый горец-еврей имел в других аулах своих кунаков, еврея или мусульманина, у которых он останавливался.

В условиях Дагестана развитие торговли в значительной степени зависело от наличия более или менее развитых куначеских связей. Развитие балхарского керамического производства, например, было бы немыслимо без многочисленных куначеских связей балхарцев по всему Дагестану. Армяне же, издавна жившие в Черкесии, осуществляя свою торговую деятельность, старались иметь кунаков среди адыгов. А грузины из Тушети имели кунаков в дагестанском селении Хварши.

Айшат Гамзатова в книге «Гостеприимство и куначество у горцев Центрального и Западного Дагестана в 19 – начале 20 века» приводит следующие факты. По семейным преданиям, куначеские связи сложились между мококцем Гаджисултаном и кахетинцем Гоги Авторани, между кумухцем Кардаш-Гаджи и терским казаком Даниилом Хмара, между акушинцем Магомед-Гаджи, сыном Абакар-Гаджи, и азербайджанцем Алигваром, ботлихцем Серажудином, сыном Гаджи-Юсупа, и рутульцем Шахмарданом, хунзахцем Али-Дибиром и унчукатлинцем Мамма-Гаджи и др.

Как принять кунака?

Нормы обхождения кунаков, традиционные правила приема, содержания и обслуживания кунака были детализированы до мелочей, их соблюдение вменялось в обязанность всем членам общества. В горах Дагестана зачастую весть о том, что в селение едет чей-то кунак, разносилась до его прибытия. Поэтому часто кунак был еще в дороге, в окрестностях селения, а хозяин с сыновьями, братьями и уже выходили его встречать. При этом считалось неприличным ожидать гостя за селением, в начале селения или на годекане. Встреча происходила у дома хозяина.

Куначество в Дагестане

Традиционные нормы поведения предусматривали особое отношение к кунаку со стороны принимающего его хозяина буквально с первых же минут свидания. Хозяин и его домочадцы всем своим видом подчеркнуто выказывали радость по поводу приезда кунака.

Повсеместно горцы придерживались и такого неписанного правила: бульон, поданый кунаку, гость должен был съесть до конца. Поэтому посуда для этой цели подбиралась средних размеров. Оказывая уважение хозяину и приезжему, в дом, где остановился кунак, часто приходили родственники, друзья, соседи и односельчане хозяина. Прибывший в дом вначале приветствовал приезжего, хозяина, а после – остальных. Для гостей отводилась специальная кунацкая комната, лучшая в доме.

Казаки и горцы, поддерживавшие куначеские отношения, были взаимно связаны долгом гостеприимства, и в каждой станице можно было встретить казачьи семьи, которые заводили себе кунаков в горских аулах.

Соблюдали горцы и другие нормы, призванные подчеркнуть уважение к кунаку, удовлетворение, радость от его пребывания в доме. Кунаку пищу подавали на стол разделанной, разрезанной – будь то кусок мяса или чуду. Рядом с постелью кунака на ночь оставляли питьевую воду, а также легкую закуску: фрукты, сыр, кусочки чуду, хлеб, мед и др. Оставить все это без внимания гость не мог, «в угоду хозяевам» хоть что-то съедая из оставленного. Не позволял себе приезжий также съесть большую часть оставленного или все целиком: у хозяев могло возникнуть мнение, что за ужином кунака плохо покормили.

Кунаки при встрече одаривали друг друга подарками. Подарок хозяина отъезжающему гостю – давняя традиция у народов Дагестана. Гость же мог сделать подарок хозяину и членам его семьи мясом, маслом, сыром, мукой, обувью, украшениями, оружием. Дорогой подарок кунак преподносил хозяину в самый последний момент перед отъездом. Если б он это сделал раньше, получилось бы, что подарком приезжий определяет степень гостеприимства хозяина.

Решив все свои проблемы на месте, кунак испрашивал у хозяина разрешение на отъезд. Хозяин давал такое разрешение, всем своим видом показывая, что огорчен этим разговором.

Члены тухума, особенно близкие родственники, были обязаны оказать внимание кунаку своего родственника. Кроме визита к нему с добрыми пожеланиями, в дом, где остановился гость, отсылалось какое-то блюдо или несколько и приглашение в дом к родственникам.

Гостю, назвавшему себя родственником или другом кунака, горец оказывал такое же внимание и уважение, как и непосредственно самому кунаку. Однако человек, рассчитывающий назваться в чужом месте родственником или другом кунака одного из жителей этого селения, обязательно должен был взять разрешение на это у своего родственника или друга. Пользоваться чьим-то гостеприимством без такого разрешения было равносильно унизительному поступку, граничащему с вымогательством.


Материал подготовила Гульнара Гаджиева

Категории.Культура

Мудрость дня

Свои собственные

08.04.2021 • Мудрые мысли

Если бы предоставить всем народам на свете выбирать самые лучшие из всех обычаи и нравы, то каждый народ, внимательно рассмотрев их, выбрал бы свои собственные. Геродот ... Читать далее

Мы ♥ Ислам

Мы в Telegram

Самые читаемые